В пострадавших от ЧАЭС районах России до сих пор фиксируют повышенную радиацию

0

Ученые будут исследовать Брянскую область

В России еще остались территории, подвергшиеся воздействию от аварии на Чернобыльской АЭС, которые необходимо реабилитировать. Обследовать их и разработать меры по снижению радиационной нагрузки на людей поручено радиоэкологам из подмосковного Обнинска, которые в свое время проводили реабилитационные мероприятия в зоне поражения от аварии на ЧАЭС. О том, как это происходило тогда и какие из мероприятий 80–90-х годов прошлого века могут пригодиться сегодня для работы на юго-западе России, мы побеседовали с исполняющим обязанности директора Обнинского института атомной энергетики (ИАТЭ НИЯУ МИФИ) Алексеем Пановым.

В пострадавших от ЧАЭС районах России до сих пор фиксируют повышенную радиацию

Алексей Панов.

— Алексей Валерьевич, после чернобыльской аварии прошло уже более 36 лет, неужели проблема до сих пор актуальна?

— Да, как это ни странно. Ликвидация последствий аварии на Чернобыльской АЭС была долгой и масштабной, очень много работ проводилось в 80-х и начале 90-х годов. В России в большей степени пострадали от аварии населенные пункты в четырех областях: Брянской, Калужской, Тульской и Орловской. После аварии было принято решение зонировать эти территории по степени радиоактивного загрязнения.

— И где оно оказалось сильнее?

— Сильнее всего оказались загрязнены радионуклидами юго-западные районы Брянской области.

— Какой элемент таблицы Менделеева преобладал на загрязненных территориях?

— Специалисты определили ведущий дозообразующий радионуклид — это цезий-137 (137Cs), потому что именно этого техногенного радиоизотопа оказалось больше всего в окружающей среде после аварии.

— Какие меры были приняты по снижению опасности от радиоактивного загрязнения для людей?

— В зависимости от степени загрязнения учеными были разработаны реабилитационные мероприятия. Во-первых, как вы знаете, была выделена 30-километровая зона отчуждения на территориях Украины и Белоруссии. На них были организованы радиационные заповедники, где могли находиться только ученые. На территории Российской Федерации также были территории с уровнем загрязнения больше 40 кюри по 137Cs (предельно допустимый уровень для проживания. — Авт.), с которых также отселили жителей. На примыкающих к этим населенным пунктам территориях ввели градацию: от 15 до 40 кюри, от 5 до 15 и от 1 до 5 кюри. В зависимости от уровня загрязнения проводились реабилитационные мероприятия.

— Можете привести пример таких мероприятий?

— В первую очередь специалисты снижали дозу внешнего облучения при помощи дезактивационных мероприятий: на приусадебных участках снимали верхнюю часть грунта, меняли крыши, мыли стены домов специальными составами, меняли загрязненный асфальт. Кстати, мытье и замена поверхностей не показали высокую радиологическую эффективность: стоило с соседнего загрязненного района подуть ветру, как новая порция 137Cs снова их покрывала. Кто-то уезжал из-за этого с насиженных мест, кто-то оставался, и им выплачивали компенсацию.

— Что послужило поводом сейчас обратить внимание на эту проблему?

— Данные по уровням радиоактивного загрязнения периодически публикуются целым рядом научных организаций. Так ежегодно они появляются в сборниках НПО «Тайфун» Росгидромета. Что касается информации по дозам облучения, о них раз в несколько лет информирует НИИ радиационной гигиены Роспотребнадзора. Так вот, по последним данным, областей, где фиксируется загрязнение радионуклидами, значительно больше, чем мест с превышением допустимых доз облучения населения. Так, по самым последним опубликованным данным Роспотребнадзора 2017 года, радиационная ситуация по вышеуказанным областям в целом оценивается как благополучная, за исключением пяти районов на юго-западе Брянской области. Учитывая, что на пороге у нас 2023 год, а цезию свойственно распадаться со временем, в этих районах осталось не более 100 населенных пунктов с превышением дозовых нагрузок. Вот их мы и будем исследовать в рамках нашего двухлетнего проекта, на который мы получили грант Российского научного фонда.

— Расскажите, как будет строиться ваша работа?

— Для начала нам надо будет собрать и проанализировать радиоэкологические данные — это измерения плотности радиоактивного загрязнения населенных пунктов и уровней содержания радионуклидов в пищевых продуктах. Оценим пространственное распределение радионуклидов на местности, так как загрязнение там достаточно «пятнистое». Затем, собрав весь массив необходимых данных, с помощью компьютерных систем поддержки принятия решений и геоинформационных технологий проведем обоснование оптимальных технологий реабилитации индивидуально для каждого населенного пункта.

— А напрямую измерять дозу облучения населения будете?

— Есть и такие методы, в которых доза внутреннего облучения измеряется при помощи так называемых счетчиков излучения человека.

— Кстати, есть особенности накопления радионуклидов в зависимости от частей тела человека?

— Могу лишь сказать, что цезий больше всего накапливается в мышцах, а стронций — в костной ткани.

— Предположим, вы определите повышенный радиационный фон, с каких мероприятий начнете реабилитационную работу сейчас?

— По закону России о радиационной безопасности уровень дополнительного облучения населения не должен превышать 1 миллизиверт в год. Если в определенных поселениях мы зафиксируем повышенные дозовые нагрузки на людей, то, безусловно, порекомендуем ряд мер. Сейчас, спустя более 30 лет, там, скорей всего, имеет смысл лишь снижение доз так называемого внутреннего облучения. Такое облучение человек получает через местные сельскохозяйственные и природные продукты питания.

— Расскажите, какими способами понижается радиоактивность в пищевых продуктах?

— Их несколько. Например, можно снизить переход радионуклидов из почвы в растения (включая корма животных) с помощью агротехнических и аргохимических приемов. Это может быть глубокая перепашка почвы или внесение в нее комплексов минеральных и органических удобрений. Можно высевать культуры, которые в меньшей степени накапливают радионуклиды. В качестве дополнительных методов можно использовать разного рода сорбенты для скота. Например, комплексные соли (ферроцианиды), которые сорбируют радионуклиды из кормов, и они в меньшей степени переходят в молоко и мясо.

Кстати, если в 1990-е годы наибольшую роль в формировании внутреннего облучения играли сельскохозяйственные продукты, то сейчас это, скорее, природные продукты — грибы, ягоды. Поставить на входе в лес высокий забор не получится. Остается только один метод: планомерная разъяснительная работа с населением о том, где собирать дары леса и как их перерабатывать для обеспечения радиационной безопасности людей.

Источник: www.mk.ru

Leave A Reply

Your email address will not be published.