Чиновник и академики обнаружили лишние 135 миллиардов грантовых денег

0

Генеральный директор Российского научного фонда рассказал о положении дел с выделением государственных средств

Небольшая словесная пикировка произошла в минувший вторник между руководителем Российского научного фонда Александром Хлуновым и президентом Российской академии наук Геннадием Красниковым на заседании Президиума РАН. Недопонимание проявилось после вопроса президента РАН о том, участвует ли Академия в экспертизе научных проектов РНФ? Выяснилось, что в его экспертном совете – несколько членов Академии, только вот выражают ли они там принципиальное мнение РАН, или выступают, как физические лица, это надо еще выяснить.

Чиновник и академики обнаружили лишние 135 миллиардов грантовых денег

Генеральный директор Российского научного фонда, выступая перед академиками 27 декабря, сообщил, что, согласно утвержденной программе деятельности фонда на  2023-2025 годы, правительством планируется выделить  на научные исследования 122,6 млрд рублей  (40,2 млрд – на 2023 год, 39,7 –  на 2024 и 42,7 – на 2025 год).

– Здесь конечно, есть секвестр, по сравнению с тем, что поступало раньше от РНФ и РФФИ, – сделал оговорку Хлунов, сославшись на то, что «целый ряд мероприятий ушел на площадку министерства».

 Итак, по словам гендиректора РНФ, в будущем году выделенную сумму – 40,2 млрд рублей –  поделят между 10 тысячами научных проектов. Кто получит финансирование? Инициативные и научные группы молодых ученых, просто отдельные научные группы получат от 1,5 до 7 миллионов рублей со сроком выполнения работ на несколько лет, ведущие лаборатории – до 30 млн рублей, ученые, предложившие проекты под имеющиеся в стране мегаустановки, типа синхротрона,  – до 7 млн, лаборатории в области генетики – до 32 млн…

 С учетом изменившейся в стране ситуации, в связи с тем, что, по словам Хлунова, «появились более рельефные потребности» промышленного характера, подписан новый закон, который расширил полномочия его фонда. С нового года РНФ становится не только фондом оказания поддержки проектов в фундаментальной сфере научной деятельности, но  и наделяется правом такой же поддержки в области опытно-конструкторских работ (или ОКРов).

 Однако несмотря на то, что приоритетных направлений – целый список: это и микроэлектроника,  и медицина, и сельское хозяйство, и генетические ресурсы, и климат, и  лабораторное оборудование, научно-технический совет (НТС) в фонде формируется пока только для нужд микроэлектроники.  Да и для нее, как выяснилось, реальных денег пока не выделено.

– В принципе, денежный ресурс у правительства есть, он большой, но исполнители отказываются от него, – сказал Александр Витальевич. – Мы обошли предприятия микроэлектроники, их не так много, они базируются в четырех местах. Но реализация работы связана с теми механизмами, которые традиционно использовал Минпромторг — это субсидии, возвратные субсидии…

  Иными словами, ученые понимают, что взять на себя обязательство по подготовке опытно-конструкторской работы, с большим денежным ресурсом  и в конкретные сроки без НИРа (научно-исследовательского этапа) — очень рискованная вещь. 

В этой связи, по словам Хлунова, на базе фонда все-таки планируется разрешить ученым перед ОКРами проводить поисковые работы (что-то вроде НИРов – научно-исследовательских работ), которые будут стартовать с отдельных грантов на 1-2 года. По закону о науке недостижение результата по истечении этого предварительного этапа «караться» не будет, но начиная с ОКРов спрашивать будут по полной.

В принципе, как заметил член Президиума Академик Евгений Каблов, такая разумная система плавного перехода разработчиков от НИРов к ОКРам существовала при СССР. И вот теперь, получается, время заставило «внедрить» ее обратно.

     Однако к Александру Хлунову возникли и претензии. В частности, председатель Сибирского отделения РАН Валентин Пармон был недоволен экспертной деятельностью РНФ, которая не учитывает мнения региональных экспертов от СО РАН. 

 На это Хлунов ответил, что у региональных властей есть деньги (не так давно их наделили полномочиями финансировать науку), вот пусть они и проводят свои конкурсы самостоятельно.

– И не нужно Андрею Александровичу (Фурсенко — помощник президента РФ, председатель попечительского совета РНФ- авт.) писать вот эти наговорники, добавил Хлунов. – Он не очень четко понимает вообще, что он отстаивает. Если он хочет опираться на местных ученых, это один конкурс, если нужна федеральная площадка — другой конкурс. 

    Геннадий Красников, считающий важнейшей функцией Академии экспертную деятельность,  поинтересовался у Хлунова, как РАН участвует в определении политики финансирования работ и формировании научно-технического совета фонда? 

Здесь (в этом зале) присутствуют члены экспертных советов, все председатели экспертных советов и все руководители секций — все члены РАН. И я не очень…, сама постановка вопроса, – она некорректна, – ответил Хлунов, якобы не понимая истинного значения слов Красникова. – Экспертные советы как правило состоят из активно работающих ученых, из членов-корреспондентов РАН. Но конечно, у нас есть попечительский совет, это некое правительство  фонда, и там есть квота для вице-президента…, мы готовы и президента РАН видеть в этой квоте. Это будет официальное представительство академии в правительстве РНФ.

– Большое спасибо, – удовлетворенно, как показалось, ответил Геннадий Яковлевич, –  у меня только просьба, Александр Витальевич, не оценивать, корректен вопрос или нет, это как бы… не ваша позиция.. Давайте поаплодируем Александру Витальевичу.

   Когда Хлунов сошел с трибуны, Красников пояснил свой вопрос: 

– Я не первый раз встречаюсь с такой позицией, – такое бывало и по ВАКу, и по другим Советам. Мне говорят: «У вас же есть свои представители, члены академии в нашем совете!». А я отвечаю: «Как физические лица, или как представители РАН? Потому что, если эксперт выступает, как представитель Академии, он должен голосовать в соответствии с рекомендацией нашей организации, а не так, как ему заблагорассудится». 

Далее президент РАН дал соответствующее указание вице-президентам по разработке инструкции для таких членов экспертного совета научного фонда, а также попросил вместе с Хлуновым рассмотреть все возможности более тесного сотрудничества РАН с РНФ. Президент Академии объяснил это логическими соображениями: если РАН определяет основные рубрикаторы, по которым идет финансирование Федеральной программы фундаментальных исследований до 2030 года, значит, ее представитель должен участвовать при принятии аналогичных решений для фонда.

 Третий вопрос оказался связан со… 135 миллиардами грантовых денег, о которых в процессе своего доклада обмолвился Александр Хлунов. 

– Вчера, во время заседания президентского Совета (имелся в виду Совет при президенте РФ по науке и образованию, который проводился 26 декабря, — авт.) вице-премьер назвал цифру финансирования фонда РНФ – в 40 миллиардов, а в целом годового грантового финансирования в РФ – в 175 миллиардов (!), – сказал Александр Витальевич. – Значит, еще 135 миллиардов грантовых денег расходятся по разным каналам, распределяются министерством и кем-то другим. Это в 3,5 раза больше денег, чем  тратит на финансирование науки наш фонд. 

– Подготовьте мне справку по поводу других фондов, которые финансируют науку, – отдал распоряжение Геннадий Красников. – Мы должны посмотреть, какие еще есть фонды, и как у них строятся отношения с РАН.

Источник: www.mk.ru

Leave A Reply

Your email address will not be published.